?

Log in

No account? Create an account

Я поцеловал сосок ее груди ....
lost_kritik

Профессор Плетнев Дмитирий Дмитриевич. Был арестован в декабре и проходил по делу антисоветского правотроцкистского блока. В ходе Третьего Московского процесса был осужден на 25 лет тюремного заключения. Обвинялся в неправильном и злонамеренном "лечении" члена Политбюро В.В. Куйбышева, председателя ОГПУ В.Р. Менжинского и писателя –  А.М. Горького. Последнее слово подсудимого:

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ УЛЬРИХ. Подсудимый Плетнев.

ПЛЕТНЕВ. Граждане судьи, все слова уже сказаны, и я буду краток. Я стою перед вами как человек, раскаявшийся в своей преступной деятельности. Я старый научный работник. Всю жизнь до последнего времени я работал. Лучшие мои работы относятся к периоду советской медицины, [так что] и они, появляясь в западноевропейской литературе, служили доказательством того, что прежним научным работникам, несмотря на их нередко антисоветские настроения, была дана возможность выявить свои творческие способности. И здесь, находясь в заключении, я обратился к руководству НКВД с просьбой дать мне книги, и по моему выбору мне было доставлено из моей библиотеке свыше 20 книг на четырех языках и материал заготовленный. Я здесь за этот период времени сумел написать монографию в 10—12 листов. Я это говорю к тому, что я здесь получил и доверие и возможности, и я хочу надеяться, что этим я тоже показал, что я и хочу и могу работать, потому что работать в этих условиях, в таком состоянии нервов не так просто, как работать дома. Я прошу учесть, что если бы не встреча с одним из лиц здесь сидящих (имеется ввиду Генрих Ягода. Прим. Критика), которое угрожало мне, [тяжкой смертью мне и моей семье,] это шантаж смертью, о котором говорил недавно защитник, то не могли бы иметь место все последующие деяния. Я ознакомился с деяниями того блока, который работал, только из обвинительного акта и из процесса, как он проходил[т], и я думаю, что это даст мне право полагать, что я не могу полностью разделять его ответственность. Если суд найдет возможность сохранить мне мою жизнь, я полностью и целиком ее отдам [на работу] моей советской родине, [и научному труду. Родина] единственной в мире стране, где труду во всех его отраслях обеспечено такое почетное и славное место, как нигде и никогда не было. [На этом позвольте кончить.]

Но началом падения послужила совсем другая история.

Падение. Начало.Свернуть )


Метки:

Buy for 2 000 tokens
Buy promo for minimal price.