?

Log in

No account? Create an account

Заметки о голоде 1932-1933. Часть четвертая. Дела финансовые, дела экспортные-1
lost_kritik

Экспорт зерновых во время голода 1932-1933 гг. является весьма благодатной почвой для спекуляций на тему античеловечной сущности сталинского режима. Этой темы касаются почти все исследователи. К примеру, главный голодоморщик всея руси Кондрашин в качестве доводов приводит следующие цитаты Сталина: «О самой непосредственной связи хлебозаготовок и зернового экспорта в 1930 г. красноречиво говорит переписка Сталина с Молотовым. В письме от 6 августа 1930 г. Сталин подчеркнул: «Форсируйте вывоз хлеба вовсю. В этом теперь гвоздь. Если хлеб вывезем, кредиты будут». 24 августа 1930 г. он писал: «Надо бы поднять (теперь же) норму ежедневного вывоза до 3—4 миллионов] пудов минимум. Иначе рискуем остаться без наших новых металлургических и машиностроительных (Автозавод, Челябзавод и пр.) заводов. Найдутся мудрецы, которые предложат подождать с вывозом, пока цены на хлеб на международном] рынке не подымутся "до высшей точки". Таких мудрецов немало в Наркомторге. Этих мудрецов надо гнать в шею, ибо они тянут нас в капкан. Чтобы ждать, надо иметь валютн[ые] резервы. А у нас их нет. Чтобы ждать, надо иметь обеспеченные позиции на международном] хлебн[ом] рынке. А у нас нет уже там давно никаких позиций, — мы их только завоевываем теперь, пользуясь специфически благоприятными для нас условиями, создавшимися в данный момент. Словом, нужно бешено форсировать вывоз хлеба»1.  И изящно объединив экспорт за 4 года (что бы цифра повнушительней смотрелась) подводит к главному «Всего за 1930—1933 гг. из СССР в Европу было вывезено свыше 12 млн т хлебных культур. Вырученные от их продажи деньги составили 442 млн 109 тыс. рублей (20 % от всей выручки за экспорт) (На самом деле 15,3% прим. Критика). Это был «экспорт на костях», в условиях гибели и страданий от голода миллионов советских граждан как в сельской местности, так и городах. По подсчетам В.П. Данилова, только отказ от хлебного экспорта в 1932 г. позволил бы прокормить по нормам благополучных лет примерно 7 млн человек. Эта цифра совпадает с современными оценками специалистов приблизительного количества жертв голода в СССР в 1932—1933 гг. (от 5 до 7 млн чел.). Выручка от продажи СССР зерна за границу в 1932 г. составила 56 млн 986 тыс. рублей. Это означает, что каждая голодная смерть принесла государству примерно 10 рублей».2

В противовес Кондрашину, Прудникова и Чигирин в книге «Мифология голодомора», также не попадая в первое полугодие 1933 года, отливают в граните, но уже противоположное. «Так что же с хлебом? А с ним получается очень интересно. В 1931 году Советский Союз поставил за границу 5,2 мл. тонн зерна. В 1932 году, при норме экспорта пшеницы, установленной для СССР в 50 миллионов бушелей, было вывезено лишь 17 млн. 1 бушель — это 28,6 кг, стало быть, в 1932 году на экспорт ушло лишь 486,2 тыс. тонн — на порядок меньше, чем в предыдущем. В том же году США экспортировали 30, Австралия — 154, а Канада — 260 миллионов бушелей. Как видим, советский экспорт зерна, по сравнению с 1931 годом, уменьшился более чем в 10 раз: остались лишь те контракты, которые нельзя было не выполнить по политическим причинам (например, поставки зерна в Германию)»3.  Умудрившись сравнить весь зерновой экспорт 1931 года с экспортом пшеницы в 1932 году (а пшеница, это только часть зернового экспорта), добавив,  что «в 1931 году импорт хлеба в зерне составил 172 тонны (на самом деле 37,1 тыс. т. Прим. Критика), а в 1932 году в СССР было ввезено 138,3 тысяч тонн хлеба  и 66,9 тысяч тонн риса из Персии (Ирана)» (из Ирана 28,6 тыс. т. зерновых и 66,2 тыс. т риса, а всего зерновых 184,8 тыс. т. включая рис4. Прим. Критика), Прудникова и Чигирин наносят прямой в челюсть в виде убийственного вывода, ломающего все законы логики и математики, что  «никакое зерно ради экспорта не выгребалось, поскольку  и самого экспорта практически не было, а был импорт»5.

Отдельно стоит отметить книгу Дэвиса и Уиткрофта «Годы голода: Сельское хозяйство СССР, 1931-1933», где частично дается фактический материал. К сожалению, авторы книги вопрос экспорта не выделяют,  поэтому воссоздать целостную картинку не представляется возможным. Про версию Старикова о золотой блокаде говорить смысла нет, ибо по полету мысли и накалу она на одной ступени с голливудским блокбастером «Марс атакует».

Собственно, к чему это длинное вступление. Как ни парадоксально, но эксплуатируя тему «голодного экспорта», ни один исследователь не то что не раскрыл тему, а по сути к ней и не прикоснулся. Изначально представлялось, что из всех тем тема экспорта будет самой простой. Увы, все оказалось очень, очень, очень непросто. Так что могу смело и без ложной скромности сказать, что в этом вопросе я первопроходец (чему сам уже не рад). Посему не будем упрощать задачу и рассмотрим вопрос шире. Начнем с глобального, экономического положения СССР в 1932-1933 гг. вообще и мировой экономики в частности, потом отдельно рассмотрим особенности и роль зернового рынка, а закончим подробным разбором движения на экспорт урожая 1932 года.

И да. Это пока первоначальное сведение материала, так что излишне подробное цитирование и определенная доля занудства неизбежна. С другой стороны, раз уж я мучился, собирая и переваривая материал, то пусть и читатель страдает.

Ацкие буквы и цифры...Свернуть )



 
Метки:

Buy for 2 000 tokens
Buy promo for minimal price.