lost_kritik (lost_kritik) wrote,
lost_kritik
lost_kritik

Смертность в 1932-33 годах в сельской местности Харьковской области (в границах 1933 года)

Оригинал взят у nazar_rus в Смертность в 1932-33 годах в сельской местности Харьковской области (в границах 1933 года)
Оригинал взят у nazar_rus в Смертность в 1932-33 годах в сельской местности Харьковской области (в границах 1933 года)
Переходим к рассмотрению смертности в самой крупной на 1933 год «столичной» области Украины. На то время область занимала территорию современных Харьковской, Полтавской, южной части Сумской (примерно по линии северной границы современных Липоводолинского – Лебединского – юго-восточной части Недрыгайловского – северной границы Белопольского районов), северо-восточной части Кировоградской (современные Светловодский и Онуфриевский район, включая территорию, затопленную Кременчугским водохранилищем) и восточной части (часть территории Яготинского и Згуровского районов) Киевской области. В работе использовались следующие мартирологи:

Національна Книга пам’яті жертв Голодомору 1932-1933 років в Україні. Харківська область. – Харків: Фоліо, 2008. – 1023 с.
Національна книга пам’яті жертв Голодомору в Україні. Полтавська область. – Полтава: Оріяна, 2008. – 1200 с.
Національна книга пам’яті жертв Голодомору в Україні. Сумська область. – Суми: Собор, 2008. – 920 с.
Національна книга пам’яті жертв Голодомору в Україні. Кіровоградська область. – Кіровоград: ТОВ «Імекс ЛТД», 2008. – 920 с.
Національна книга пам’яті жертв Голодомору в Україні. Київська область. – Біла Церква: Буква, 2008. – 1376 с.

По Харьковской, Кировоградской и Полтавской области данные представлены, исходя из современного административно-территориального деления, но для каждой административной единицы имеется четкая привязка к единицам в границах 1933 года. По Сумской и Киевской области данные представлены только по современному административно-территориальному делению и по населенным пунктам, поэтому для этих областей сопоставление населенных пунктов с сельрадами 1933 года достаточно сложно.

Как и для Днепропетровской, Донецкой и Одесской области по сельрадам Харьковской области в 1932-33 годах фиксируются умершие возрастом несколько месяцев и даже несколько дней, отмечены случаи записей мертворожденных и детей, умерших при родах. Таким образом, плохой учет младенческой смертности в эти годы первичными данными не подтверждается.

Данные неполные по охвату, особенно для Полтавской, Киевской и Сумской области. Анализировали только умерших по книгам актовых записей, сохранившихся в архивах. По 1932 году сохранились данные для 214 сельрад, а по 1933 – 223 сельрадам.

Всего по 1932 году учтено 12353, а по 1933 году – 38296 умерших. Превышение составляет 3,1 раза, что значительно превышает показатели по Днепропетровской, Одесской и Донецкой областям.

Оценки среднего числа умерших на сельраду дают следующие результаты:

Оценка на сельраду	               1932	1933	1933/1932
Среднее за год	                        58	172	2,97
Среднее по данным динамики за год	49	151	3,08
Средневзвешенное за год	                65	188	2,89
Средневзвешенное по данным динамики	74	219	2,96

Показатели смертности значительно превышают данные по Днепропетровской, Одесской и Донецкой области, даже если учитывать большую населенность сел Харьковской области.

На 1 января 1933 года в Харьковской области числилось 1878 сельских и поселковых советов с сельским населением 4784 тыс. человек. Согласно данным статистического учета, в 1932 году в сельской местности Харьковской области умерло 105,3 тыс. человек, а в 1933 – 426,9 тыс. человек. Согласно нашим оценкам, число умерших в сельской местности в 1932 году колеблется в пределах 91,7 – 139,3 тыс. человек, а в 1933 – 322,5 – 411,7 тыс. человек. Наши оценки соответствуют официальному числу умерших. Интересным оказалось следующее – согласно данных статистического учета по селам Харьковской области в 1933 году учтено 414,3 тыс. умерших (без учета умерших в городах, исключенных из городской статистики смертности и позже приплюсованных к числу умерших в селах), что практически идентично нашим максимальным оценкам числа умерших. Отсюда следует, что статистика умерших в Харьковской области была максимально возможно точной для того времени. А фантазии о неких занижениях на уровне Украинского УНХУ оказываются не более чем фантазиями.

Таким образом, по селам Харьковской области максимальная смертность в 1932 году по нашим оценкам составила 29,1 на 1000, а в 1933 году – 86,1 на 1000. Превышение составляет 57 на 1000 (2,96 раз).

Таким образом, по сравнению с Одесской, Днепропетровской и Донбассом смертность по селам Харьковской области была действительно катастрофической, рост смертности максимальный и составляет практически в три раза.

При оценке смертности были выделены такие возрастные группы: младенческая (возраст до 1 года), детская (1 – 10 лет), подростковая (11 – 16), взрослого трудоспособного населения (17 – 50), пожилых (старше 50 лет). Отдельно была выделена группа, для которой в мартирологе возраст не был указан.

	       до 1 года	1 – 10	 11 – 16	17 – 50	старше 50	нет данных
1932	        2710	        2898	 270	        2119	4005	        351
на сельраду	14	        15	2	        11	20	        4
	        21,94%	        23,46%	2,19%	       17,15%	32,42%	        2,84%
1933	        1379	        11004	2404	       10550	11811	        1148
на сельраду	7	         54	13	       50	56	        8
	        3,60%	        28,73%	6,28%	       27,55%	30,84%	        3,00%
1933/1932	0,51	        3,80	8,9	       4,98	2,95	        3,27
на сельраду	0,50	        3,60	6,5	       4,55	2,80	        2,00
%	        0,16	        1,22	2,87	       1,6	0,95	        1,06

По младенческой смертности тенденция сходная с таковой по Днепропетровской, Одесской и Донецкой области – число умерших младенцев в 1933 году уменьшилось, и резко упала доля умерших новорожденных в общей смертности. Объясняется это падением рождаемости. Для Харьковской области наблюдается катастрофический рост детской смертности – практически в четыре раза. Что резко отличается от трех других областей. Поневоле закрадывается мысль, что на Харьковщине дети оказались просто брошенными. Не менее катастрофическая ситуация была и в подростковой группе. Так же отмечается значительный рост смертности взрослого трудоспособного населения. А вот в группе старше 50 лет особого роста смертности по сравнению с тремя другими областями не наблюдается.

Доля умерших, для которых не указан возраст небольшая, а рост числа умерших в этой группе сравним с общим ростом смертности. Таким образом, плохо поставленный учет или фальсификации смертей для Харьковской области не наблюдается.

Причины смертности.

В 1932 году в мартирологах представлено 4251 случай отсутствия диагноза (34,4%), а в 1933 – 17648 (46,1%). На сельраду эти цифры выражаются как 22 и 82, соответственно. Таким образом, с учетом роста смертности почти в 3 раза, факт сокрытия причины смертей по Харьковской области в 1933 году если и был, то незначительный. Интересным оказалось следующее, что по трем областям (Донбасс, Днепропетровская и Харьковская область) рост доли неучтенных смертей составляет порядка 10% (по Одесской области он порядка 7%). Можно, конечно, порассуждать о намеренных не указаниях диагнозов, но на масштабные фальсификации это абсолютно не похоже. Как-то слабо верится, что директива о фальсификации смертей в четырех областях была исполнена на 10%.

Отдельные причины смертей (за исключением напрямую связанных с голодом) распределяются следующим образом

Причина	                       1932	                       1933	                  1933/1932
	                       общее	на сельраду	%	общее	на сельраду	%	
Старость	               1811	10	        14,7	4685	25	12,2	2,50
Инфекционные заболевания	2987	49	        24,2	3512	57	 9,2	1,16
Убийства, несчастные случаи	426	3	        3,4	386	3	 1,0	1,00
Прочее	                        1850	49	        15,0	3818	69	10,0	1,41

Ситуация также сходная с тремя другими областями, доли умерших сравнимы.

И так, по инфекционным заболеваниям рост смертей незначительный, а доля умерших резко падает. В очередной раз приходится констатировать, что голод значительно на росте смерти от инфекционных болезней не отразился.

Лидерами среди смертности были

	           1932	                                1933
Заболевание	   общее	%	на сельраду	общее	%	на сельраду
Воспаление легких  838	        6,8	6	        976	2,5	8
Туберкулез	   733	        5,9	5	        738	1,9	6
Тиф	           191	        1,5	3	        570	1,5	5
Простуда	   191	        1,5	3	        259	0,7	4
Корь	           151	        1,2	4	        197	0,5	5
Чахотка        	   161	        1,3	2	        246	0,6	4

По 1933 году ситуация практически идентичная Донбассу, а вот по 1933 году наблюдаются особенности. Наблюдается рост числа умерших от тифа и, особенно, чахотки – практически в два раза. Таким образом, только по Харьковской области наблюдается некоторая связь роста смертности от инфекционных болезней (туберкулез, тиф, чахотка) с общим ростом смертности. Хотя общая доля умерших от этих болезней небольшая. Также по Харьковской области наблюдается рост умерших от малярии, хотя значительной доли умерших не отмечается.

От дизентерии в 1932 году было 93 умерших (0,8%, 2 на сельраду), а в 1933 – 100 случаев (0,3%, 2 на сельраду). Никакого роста нет, связь с ростом смертности не прослеживается.

Заболевания неинфекционные. Лидером является смертность от сердечнососудистых заболеваний, и при этом, как и для Днепропетровской области наблюдается трехкратный рост смертности с диагнозом декомпенсация сердца.

Наконец, остались причины, связанные непосредственно с голодом (желудочно-кишечные заболевания. В этой группе в 1932 г. смертность составляет 675 случаев (5,5 %) или 13 на сельраду. Интересно, что доля умерших от желудочно-кишечных заболеваний в 1932 году для всех четырех исследованных областей примерно одинакова и колеблется в пределах 6-8%. В 1933 году – 2183 случаев (5,7%) или 39 на сельраду. Рост в 3 раза, сравнимый с общим ростом смертности.

Понос. В 1932 г зафиксировано 156 смерти по 55 сельрадам (1,3%). В 1933 – 194 по 45 сельрадам (0,5%). Никакой связи с ростом смертности.

Желудочно-кишечные заболевания. В 1932 г зафиксировано 426 смерти по 103 сельрадам (3,4%). В 1933 – 781 по 98 сельрадам (2,0%). Рост в два раза.

Отеки. В 1932 г зафиксировано 49 смертей по 35 сельрадам (0,4%). В 1933 – 1052 по 60 сельрадам (2,7%). Рост практически в 20 раз. Вот это и есть самый настоящий голод с алиментарными отеками.

Малокровие. В 1932 г зафиксировано 27 смертей в 10 сельрадах (0,2%). В 1933 – 148 по 19 сельрадам (0,4%). Ситуация понятна.

Наконец, фиксировалась прямая смертность от голода. Голодные смерти – в 1932 г 34 смерти в 20 сельрадах (0,3%). В 1933 – 1786 по 75 сельрадам (4,7%). Истощение и слабость – в 1932 г 309 смертей по 60 сельрадам (2,5%). В 1933 – 4244 по 101 сельраде (11,1%). Питание суррогатами, авитаминоз – в 1932 г 10 случаев по 8 сельрадам. В 1933 – 34 по 13 сельрадам. Это и есть голод во всем своем кошмаре. При этом необходимо отметить, что большинство диагнозов – истощение. А миронины свои теорийки «мора без голода» могут выкинуть в мусорную корзину.

И так, можно подводить итоги по сельской местности Харьковской области в границах 1933 года.

1. Непосредственно от голода и связанных с голодом причин (истощение, отравление, отеки, малокровие и прямая смерть от голода) в 1932 году зафиксировано 446 смертей (3,6%). Массовый голод в 1932 году не наблюдается. Смертность от голода в 1932 году характеризуется единичными смертями в отдельных сельрадах. Доля смертей от числа зафиксированных с диагнозами составляет 5,5% (выше, чем по Днепропетровской области и Донбассу). Исходя из смертности 29,1, смертность от голода в 1932 году оценивается как 1,6 на 1000 населения.

2. Непосредственно от голода и связанных с голодом причин в 1933 году зафиксировано 7272 смертей (19,0%). Доля смертей от числа зафиксированных с диагнозами составляет 35,2% (в 7 раз выше, чем в 1932 году). Доля – самая высокая для четырех исследованных областей. Можно сказать, что каждый третий диагноз в Харьковской области – смерть от голода или непосредственно связанных с голодом причин. Исходя из смертности 86,1, смертность от голода в 1933 году оценивается как 30,3 на 1000 населения (в два раза выше, чем для трех остальных областей).

3. Эпидемиологические заболевания по области в 1933 году в большинстве напрямую с голодом не связаны и рост смертности от тифа, туберкулеза и чахотки дал незначительный вклад в общий рост смертности.

4. К косвенным причинам голода и недоедания можно отнести повышенную смертность от желудочно-кишечных и сердечно-сосудистых заболеваний – 1675 случая или 7 на сельраду. Также, можно учесть рост смертности по возрасту в 1933 году (диагноз «старость), и часть смертей от сердечной и почечной недостаточности. Это превышение оценивается как 2874 или 13 на сельраду. Максимально смертность от этих причин, связанных с голодом оценивается как 3 на 1000 населения.

5. В 1933 году просматривается как минимум два разных сценария роста смертности и голода – 1) на юге, в центре и юго-востоке Украины (Одесская, Днпропетровская и Донецкая области) и 2) на востоке (Харьковская область), где смертность и голод были значительно выше.


Tags: Голод, Население
Subscribe
Buy for 2 000 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments