lost_kritik (lost_kritik) wrote,
lost_kritik
lost_kritik

Category:

Часть пятая. Хлебофуражный баланс. Семенные, продовольственные, фуражные ссуды и помощь.

Начнем с важного момента, который зачастую, в угаре эмоций, почему-то совершенно упускается из вида. А именно то, что хлебозаготовительный план изначально не предусматривал продовольственной помощи селу, поскольку строился исходя из иных статей расхода, которые в свою очередь прописывались в плане использования зерновых культур (он же хлебофуражный баланс). Это приблизительно как финансовый бюджет на предстоящий год, где указываются источники поступлений денежных средств и предполагаемые статьи расхода. Задача обеспечить себя страховыми фондами на случай неурожая и бескормицы возлагалась на сами колхозы и была прописана в примерном уставе колхоза как образца 1930 г. так и 1935 г. В функции государства, которые можно отнести к регулированию сельского хозяйства, входили: поддержка совхозов, стимулирование (обеспечение) сельскохозяйственных заготовок животноводства, технических и прочих культур, запас озимых семян, животноводство. Так же, при определенных условиях,  к поддержке сельского хозяйства можно отнести создание резервов (Госфонд и Непфонд) на случай возникновения форс-мажорных обстоятельств. Соответственно, в случае выполнения плана хлебозаготовок, государство имело больше вариантов для маневра, сокращая или увеличивая те или иные статьи, а при невыполнении плана эти возможности резко сокращались.

Вернемся к фактам. Как уже упоминалось в предыдущих частях, после провала сезона 1931-1932 годов, когда весной пришлось импортировать зерно и использовать резервные фонды, в начале кампании 1932-1933 гг. власти изначально подстраховались, сократив план с 22,4 до 20,5 млн.т., и позднее уменьшили план экспорта с 4,0 млн.т до 2,7 млн. т. В идеале планировалось собрать 23,4 млн.т. зерновых. Эта цифра в свою очередь состояла из сниженного планового задания 20,5 млн.т., а также возврата семенных ссуд в 1,3 млн. т. и 90% гарнцевого сбора в размере 1,6 млн. т. Возврат ссуд был предусмотрен в зависимости от хода хлебозаготовительной кампании, и играл роль подушки безопасности. Как выразился Сталин в письме Кагановичу 29 июня 1932 г. : «Первое. Семссуду не нужно включать в план, ее надо взимать сверх плана и обязательно полностью. Только в случае явного неурожая в той или иной области можно отложить взимание части семссуды на следующий год. Второе. Тоже самое надо сделать в отношении продссуды»1. После первого сокращения плана для УССР в августе 1932 года, 9 сентября утверждается план использования централизованных ресурсов хлебов урожая 1932 г. В нем, вместо предполагаемых 23,4 млн.т.,  заготовки составляли уже 21,6 млн.т.2 По ходу хлебозаготовительной кампании в ряде республик и областей СССР план продолжал снижаться, а вместе с ним сокращался и экспорт. Помимо этого, после 9 сентября подверглись изменению некоторые статьи расхода, не предусмотренные ранее. Были увеличены статьи расхода: по сырью для винокуренной промышленности на 180 тыс. т., отпущено озимых семян (пшеницы и ржи) 49 тыс.т. вместо предусмотренных балансом 24,6тыс.т., отпущено Казахстану на продовольственную помощь и семена на весну (для полукочевых районов) 32,8 тыс.т.3 С учетом произошедших изменений, 9 декабря 1932 года, Политбюро вновь утверждает очередной план использования зерновых культур.

О плане использования зерновых культур.  1) утвердить представленный КомзагСТО план использования зерновых культур на 1932-1933 гг.; 2) предупредить ЦК нацкомпартий, обкомы и крайкомы, что выполнение этого плана возможно только при максимальной экономии в расходовании хлеба и недопущении какого бы то ни было перерасхода против утвержденных ЦК планов снабжения. Виновных в перерасходе хлеба привлекать к строжайшей партийной и уголовной ответственности, возложив на секретарей по снабжению повседневный контроль и ответственность за расходование хлеба; 3) утвердить план экспорта в размере 100 млн. пудов, из которых продовольственных культур (пшеница и рожь) - 49 млн. пудов. Отмечая, что по состоянию на 1 декабря фактически отгружено на экспорт 75 млн. пудов зерновых культур, в том числе продовольственных 46 млн. пудов: а) приостановить с 15 декабря по 25 декабря все отгрузки зерновых культур на экспорт, за исключением Монголии; б) отгрузки зерновых культур на экспорт с 25 декабря производить всеми зерновыми культурами, за исключением продовольственных (кроме Монголии) равными частями в течение 3 месяцев (январь, февраль, март); 4) сохранить фонды в размерах принятых постановлением ЦК от 9-9-1932 г. - 120 млн. пудов непфонда и 55 млн. пудов госфонда, обязав КомзагСТО и Комитет резервов закончить образование фондов к ранее установленному ЦК сроку, т.е. к 1-1-1933 г.4

На момент принятия плана использования зерновых культур, действующий план хлебозаготовок был уже 19,8 млн. т., но хлебофуражный баланс был рассчитан исходя из 19,1 млн. т (1170 млн.пуд), а оставшиеся 0,7 млн. т. были на всякий случай зарезервированы5. Экспорт был снижен до 1,6 млн.т. Также Комзаг предлагал сократить снабжение из централизованных ресурсов по фонду общего снабжения в первом полугодии 1933 г., с 41,5 млн. едоков до 21-32 млн., особенно в тех районах, где предполагалось развернуть колхозную торговлю хлебом. Что касается поддержки сельской местности, то ее предусмотрено не было. Более того, еще 24 сентября 1932 г. в Известиях было опубликовано следующее постановление. «Ряд местных организаций обращается в СНК и ЦК за семенной ссудой для совхозов и колхозов. В виду того, что урожай настоящего года является удовлетворительным, а правительством установлен для колхозов уменьшенный план государственных хлебозаготовок, который должен быть выполнен полностью, СНК и ЦК постановляют: 1. Отклонить все предложения о выдаче семенной ссуды. 2. Предупредить, что в текущем году ни совхозам, ни колхозам ссуда не будет выдаваться ни для озимого, ни для ярового сева. 3. Возложить на председателей колхозов, директоров МТС и директоров совхозов ответственность за выделение полностью семенных фондов к яровому севу в установленные СНК и ЦК сроки (не позднее 15-1-1933) и за их полную сохранность.» 6

Из всего вышеизложенного создается впечатление, что власти смирились с провалом хлебозаготовительной кампании, а исходя из зарезервированных 0,7 млн. зерна, уже были готовы к тому, что и действующий на 1 декабря план хлебозаготовок также выполнить не получится. Судя по предложениям Комзага о сокращении централизованного снабжения, очередному сокращению экспорта, а также тот факт, что хлебофуражный баланс не предусматривал семенной и продовольственной помощи селу, создается впечатление, что основной задачей правительства на ближайшее полугодие, являлось экономное расходовании заготовленного зерна на текущие нужды. Как часто бывает, жизнь в очередной раз внесла свои коррективы. Хлебозатовительный план удалось выполнить лишь в размере 18,5 млн. т, что не только поглотило резерв в 0,7 млн. т, но выявило нехватку 0,6 млн.т. И что самое страшное, хлеб урожая 1932 года, который теоретически должен был быть в деревне, там не оказался.

Теперь в цифрах. Мы совместили в одной таблице план использования зерна урожая 1932 г., принятый 9 декабря, с фактическим расходом. Таблица получилась немаленькая, но если на нее смотреть больше 3-х минут, то сначала к ней привыкаешь, а потом даже можно разобраться. К сожалению несколько статей оказались несовместимы, но общей картины это не портит. Цифры даны в млн. пудов (1 пуд = 16,38 кг., 1 млн. пуд. = 16,38 тыс. т, 10 млн. п. = 163,38 тыс.т, а 100 млн. п. = 1,638 млн.т)

Первое, что бросается в глаза, то, что принятый план 9 декабря 1932 года план использования зерновых претерпел значительные изменения. Причем изменения, в плане перераспределения ресурсов для оказания помощи. Очередная попытка создания резервов опять закончилась неудачей. При грубом приближении, на семенную, фуражные ссуды и продовольственную помощь за вычетом обмена государство израсходовало порядка 1,8 млн. т. (117,3+17,1+5,8-30,2=110 млн.п), поскольку обмен продовольственных культур на непродовольственные и наоборот, происходил не один к одному. В два с половиной раза был увеличен фонд коммерческой продажи и Торгсин. В качестве добавок к печеному хлебу, по предложению Комзага,  были использованы непродовольственные хлеба (15,5 млн.п. в приходе). Увеличены расходы на гужевой транспорт, на Цветметзолото, животноводство, Военвед и ОГПУ, ГУЛАГ, и на спецпереселенцев. Были сокращены торф, путина, снабжение севера, промышленность, стимулирование с.х заготовок и экспорт. Предвосхищая восклицания насчет остатков, спешу заметить, что это меньше месяца снабжения средней полосы и севера до поступления нового урожая. Таблица также в очередной раз показывает, что исчезновение части урожая стало не только головоломкой для современных исследователей, но и явилось неприятным сюрпризом для власти, которая была вынуждена перестраиваться, исходя из существующих реалий, при ограниченном запасе ресурсов вследствие провала хлебозаготовительной кампании. А если из заготовок и закупок 18,8 млн. т вычесть возврат в 1,8 млн. т. то получится, что фактически было заготовлено из урожая 1932 года 17 млн. т., что делает еще комичней официальную версию о том, что причиной голода 1932-1933 гг. явились чрезмерные хлебозаготовки.

Теперь перейдем непосредственно к принятым Политбюро постановлениям. Но сначала пояснения.

В последующие расчеты и список не включены постановления, относящиеся:

1. К общему снабжению

2. К зерну, выделяемому для обменных операций.

3. К увеличению поступлений на нужды местных властей гарнцевого сбора (40% вместо 10%), а также 40% хлеба по закупкам.

4. К снижению гарнцевого сбора.

5. К крупам и зерновым отходам.

Всего с января по июль 1933 г., с учетом продовольственной помощи Казахстану 17 сентября 1932 года, Политбюро приняло  89 постановлений о выделении семенных, продовольственных, фуражных ссуд и помощи. 91 процент от объема зерновых по этим постановлениям, пришлись на Украину, Северный Кавказ, Урал, Нижнюю Волгу, Казахстан и ДВК. В отношении Украины принято 24 постановления, Северному Кавказу – 12, Нижнюю Волгу и Урал по 7, Казахстану – 6 и ДВК – 4.

Объем распределился следующим образом (тыс.т):


И здесь получается цифра близкая к данным Комзага в 1,8 млн. т., учитывая погрешности при обменных операциях и приведенные выше пояснениях. К слову, надо заметить, что профессор В.В. Кондрашин в предисловии ко второму тому  сборника документов «Голод в СССР», на стр. 34,  каким то образом умудрился посчитать и огласить цифру в 1,3 млн. т (78,7 млн.пуд), потеряв 0,5 млн т.

------------------

1 Сталин и Каганович. Переписка. 1931—1936 гг. М.: РОССПЭН, 2001. стр.203 РГАСПИ Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 117. Автограф.

2 ГАРФ Р 5446.120.223 Л.1

3 Там же

4 (РГАСПИ 17.162.14 Л.28-29)

5 ГАРФ Р 5446.120.223 Л.1 Л.2

6 Опубликовано в № 265 Известий ЦИК Союза ССР и ВЦИК от 24 сентября 1932 г. СЗ 1932, стр. 699

Перейти к постановлениям

Tags: Голод
Subscribe
Buy for 2 000 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments