lost_kritik (lost_kritik) wrote,
lost_kritik
lost_kritik

Categories:

О послевоенной численности населения СССР и потерях

Начало тут.

Прежде чем начнете читать дальнейший текст, давайте проведем небольшой эксперимент. Попробуйте сходу вспомнить потери русской армии (и населения по обстановке) в наполеоновских войнах, в русско-японскую войну, в ПМВ и гражданской. В качестве факультатива – в афганскую и чеченскую. Дайте, угадаю. Наверняка вспомнили афганскую и ВОВ, и что-то смутно про гражданскую. С чего бы это?

В качестве эпиграфа:

«В нашей науке, а особенно в "околонаучной" Интернет-тусовке любителей и знатоков истории (а также полагающих себя таковыми), есть такая тенденция: старательно переписывать написанное другим автором (принимаемым за авторитетного потсана с раёна©) как некую истину в последней инстанции, без всякой проверки. Причем речь идет даже не о приводимых фактах о каких-либо событиях, а о мнении того или иного остепененного товарища об этих событиях».

midgard_msk

Послевоенная численность населения СССР

Послевоенные оценки численности населения у разных исследователей составляют от 167 млн. до 170,5 млн чел. Мы не будем изобретать велосипед, и тупо отнимем от численности населения по переписи 1959 года цифры годовых приростов по данным ЗАГС. Поскольку данных за период 1955-1958 гг у нас нет, то возьмем их из Е.М. Андреев, Л.E. Дарский, Т.Л. Харькова. (в дальнейшем АДХ) Население Советского Союза 1922-1991 гг. Москва. Наука. 1993 С.69,  благо АДХ их приводят в своей книге. Цифры немного отличаются от приведенных в справках (в пределах 2-3 десятков тыс.), но поскольку, как мы уже выяснили, говорить о какой-либо точности не приходится, то вполне сойдет. И для наглядности сравним их с теми же цифрами, после того, как к ним прикоснулись АДХ на стр. 70.

Потери в ВОВ-2-1.jpg
Источники. http://istmat.info/node/37167 ; http://istmat.info/node/37168http://istmat.info/node/36651 ; http://istmat.info/node/37165 ; http://istmat.info/node/39595 ; http://istmat.info/node/40534 ; http://istmat.info/node/39583

Смешно, но итоги переписи населения  1959 года, которая повторила методику переписи 1939 года, АДХ неожиданно повысили, накинув порядка 200 тыс. человек. А как мы помним, переписи 1939 года так не повезло, там АДХ «подрезали» порядка 2 млн., ибо нефиг набрасывать на недоучет без предварительного согласования.  Кроме как изменением расположения звезд такую избирательность объяснить трудно. Помимо этого, АДХ учли миграцию за пределы СССР в общем размере 642 тыс. чел., но источник и расшифровку этих данных не предоставили.  А поскольку ЗАГСовские цифры миграцию за пределы СССР не включают, то если привести в соответствие цифры численности ЗАГС и АДХ без учета эмиграции, получится 169,0 млн и 169,9 млн соответственно.  Разница 0,9 млн чел. Учитывая, что таки да, вероятней всего в первые годы после войны, некий недоучет рождений и смертей имел место быть, и если учесть, что отдаленность от переписи 1959 года составляет аж 13 лет, то 0,9 млн человек смотрятся не столь существенно. Тут нам важно понять, что 169,0 млн чел по данным ЗАГСов, есть минимальная оценка численности населения СССР на 1 января 1946 года и не учитывает миграцию за пределы СССР. Теперь немного расширим таблицу.


Добавленные источники
. Население СССР (Численность, состав и движение населения). 1973. Статистический сборник. М. Статистика. 1975 Стр. 7 http://istmat.info/node/31648 ; http://istmat.info/node/39496 ; http://istmat.info/node/39583 ; http://istmat.info/node/17165

Первое, что бросается в глаза, это неточность текущих оценок. Собственно, оглашая в справке цифру 190 млн, глава ЦСУ Старовский особенно подчеркивает, что это «грубо ориентировочная цифра». Ближе к данным ЗАГСов оказалась цифра на 1 января 1955 года, полученная в результате разработки списков избирателей в Верховный Совет СССР на 14 марта 1954 года по полу и возрасту, подсчета детей и молодежи до 17 лет в городах на 1 апреля 1954 г., а также учета населения на 1 января 1954 года. Второе. Мы не оказались оригинальными, «отмотав» прирост данным ЗАГСов назад. ЦСУ поступило аналогичным образом, но в 1946 году и здесь, также, как и у АДХ, выскакивают около 0,6 млн. человек. И вряд ли ошибемся, если предположим в качестве источника этот документ. Тем более в конце справки стоит отметка о том, что эти данные учтены при расчетах населения от переписи населения 1959 г. Позднее мы вернемся к теме миграций из СССР, и рассмотрим этот вопрос подробней. Но пока запомним следующее. По оценке численности населения после ВОВ у нас по сути, трогательное единодушие, причем данные ЦСУ следует рассматривать как минимальные и учитывающие послевоенный обмен населением с Польшей. И теперь плавно перейдем к оценке потерь в годы ВОВ.

Немного пояснений и истории вопроса

Начнем с кратенькой истории вопроса, кто что говорил, что печаталось и как все развивалось. Зачастую приходится видеть, как люди, называя цифру потерь в ВОВ, попутно оглашают свое представление о том, что сия цифра включает. И пока мы не проясним этот момент, говорить, что-либо о потерях нет никакого смысла.

1. Интервью тов. Сталина газете "Правда" от 14 марта 1946 года.

«Немцы произвели вторжение в СССР через Финляндию, Польшу, Румынию, Венгрию. Немцы могли произвести вторжение через эти страны потому, что в этих странах существовали тогда правительства, враждебные Советскому Союзу. В результате немецкого вторжения Советский Союз безвозвратно потерял в боях с немцами, а также благодаря немецкой оккупации и угону советских людей на немецкую каторгу около семи миллионов человек. Иначе говоря, Советский Союз потерял людьми в несколько раз больше, чем Англия и Соединенные Штаты Америки, вместе взятые. Возможно, что кое-где склонны предать забвению эти колоссальные жертвы советского народа, обеспечившие освобождение Европы от гитлеровского ига. Но Советский Союз не может забыть о них. Спрашивается, что же может быть удивительного в том, что Советский Союз, желая обезопасить себя на будущее время, старается добиться того, чтобы в этих странах существовали правительства, лояльно относящиеся к Советскому Союзу? Как можно, не сойдя с ума, квалифицировать эти мирные стремления Советского Союза как экспансионистские тенденции нашего государства?»

Сталин называет две категории. Погибшие в бою, в результате оккупации и угона. Причем, зная склонность Сталина к точным формулировкам, погибших в бою можно рассматривать как непосредственно погибших в бою (не включая пленных), а погибших мирных жителей нужно учитывать только на территориях, подвергшихся оккупации. Я специально дал абзац целиком, что бы был понятен контекст, в котором были озвучены эти потери. В данном случае, они играют роль, объясняющую внешнюю политику СССР к восточноевропейским странам. Есть, конечно, наивные люди, которые верят, что Сталин специально для них огласил секретные сведения, поскольку с 1940 по 1956 года все статистические данные были под грифом. Более того, с 1948 года сведения, относящиеся к послевоенной численности СССР, «согласно Постановлению Совета Министров СССР от 1 марта 1948 года № 535-204сс, считались совершенно секретными и входили в перечень главнейших сведений, составляющих государственную тайну», настолько, что «ЦСУ не давало сведений о численности населения для пользования министерствам, ведомствам и другим организациям».  О том, насколько важны эти данные и какую роль они играли в условиях холодной войны, можно понять из этого документа.

2. Эта записка Старовского является одной из ключевых. Из нее следует, что после публикации «в сборнике ЦСУ цифр о населении СССР за 1940 год (191,7 млн) и на апрель 1956 (200,2 млн), а также из данных о приросте населения», выяснилось, что оглашенные Сталиным 7 млн не закрывают образовавшийся разрыв. И вот тут важный момент. Старовский пишет, по расчетам ЦСУ «убыль населения за годы войны результате потерь советской армии, истребления советских людей оккупантами и превышения смертности над рождаемостью составила более 20 миллионов человек», и поэтому ЦСУ предлагает либо не называть цифру потерь, ограничившись формулировкой «многие миллионы», либо дать ее в следующей редакции: «Советский Союз за период Великой Отечественной войны потерял в боях с захватчиками, в результате истребления населения оккупантами, а также от снижения рождаемости и увеличения смертности, особенно в оккупированных районах,  свыше 20 млн. человек». Что бы было понятно, поскольку без этого в дальнейшем просто никак, здесь проясним подробней. Старовский расширяет категории жертв ВОВ. Теперь это потери армии, мирного населения на оккупированных территориях и добавляется превышение смертности над рождаемостью на всей территории СССР. Но что еще важнее, говоря об убыли населения, Старовский предлагает убыль населения трактовать как потери. А убыль и потери, это разные понятия.

Убыль населения = численность населения на начало войны – численность населения на конец ВОВ.

Потери, они же сверхсмертность  = численность населения на начало войны + фактическое число родившихся во время войны - численность населения на конец ВОВ – количество умерших, соответствующее смертности  в мирное время

Если количество родившихся во время ВОВ равно числу умерших соответсвующее смертности в мирное время, то убыль совпадает с потерями. Если количество родившихся превышает количество умерших, соответствующее мирному времени, то потери будут выше убыли. И наоборот. Более того, выражения «убыль населения в результате превышения смертности над рождаемостью» и «потери от снижения рождаемости и увеличения смертности» несут в себе разный смысл. Если убыль это и есть результат превышения смертности над рождаемостью, то «потери от снижения рождаемости» невнимательные читатели зачастую трактуют как потери с учетом не родившихся детей, а это не есть правильно. Как бы то ни было, но действительно сначала так и писали «миллионы».

1957 - Но самая тяжелая жертва в Отечественной войне - это потеря миллионов Советских людей.

С 1962 года, был процитирован отрывок из письма Хрущева с 20 млн.

«Советский народ вынес  на  своих  плечах  главную  тяжесть  второй  миро­вой  войны,  что  сопровождалось  потерями  многих  миллионов  населения  на фронтах  Отечественной  войны  и  в  районах,  подвергавшихся  оккупации, а  также  резким  понижением  рождаемости  в  военные  годы. Как  было  указано  в  письме  Председателя  Совета  Министров  СССР Н. С. Хрущева  Премьер-министру  Швеции  Т.  Эрландеру  «...  германские  мили­таристы  развязали  войну  против  Советского  Союза,  которая  унесла  два  де­сятка  миллионов  жизней  советских  людей» *.

*  Журнал  «Международная  жизнь»  №  12.  1961,  стр  8».

И с 1965 г. формулировка, которая практически не изменилась до наших дней, разве что подросла цифра потерь.

«Но самая тяжелая жертва в Отечественной войне - это потеря миллионов советских людей. Известно, что эта война унесла более 20 миллионов жизней советских людей».

В 1989 году в ходе подготовки к празднованию 45-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне Госкомстату СССР была поручена работа по исследованию и уточнению размеров потерь СССР в годы Великой Отечественной войны. Была образована официальная комиссия из специалистов Госкомстата СССР, НИИ Госкомстата СССР, Министерства обороны СССР и Академии наук СССР. В связи с работой комиссии руководство Госкомстата СССР сняло гриф «Секретно» с данных о населении, хранившихся в Центральном государственном архиве народного хозяйства (ЦГАНХ) СССР, ныне Российском государственном архиве экономики (РГАЭ). Результаты работы созданного временного научного коллектива были одобрены комиссией и официально опубликованы, включая методологию оценки потерь, в изданиях Андреева, Дарского и Харьковой (АДХ) «История населения СССР: 1920–1959 гг.» и «Население Советского Союза: 1922–1991». Итог 26,6 млн. чел учитывал:

1) всех погибших в результате военных и иных действий противника,

2) умерших в результате повышения уровня смертности в период войны как в тылу, так и в прифронтовой зоне и на оккупированных территориях, а также

3) тех людей из населения СССР на 22 июня 1941 г., которые покинули территорию СССР в период войны и не вернулись до ее конца (не включая, конечно, военнослужащих, дислоцированных за пределами территории СССР, и других граждан, работавших за границей, и членов их семей). (Стр. 73)

Подведем итог этой части. В сознании среднестатистического гражданина прочно засело, что по мере выступления официальных лиц после окончания ВОВ, потери СССР беспрерывно уточнялись в сторону повышения. Но, как мы видим, все немного не так, поскольку прежде всего менялись, а самое главное, расширялись понятия, что относить к потерям, хотя официальная формулировка не менялась и звучало «война унесла жизни…». Сталин называет погибших в бою и погибших в результате оккупации и угона, ЦСУ дает осторожную оценку убыли населения, куда входят потери армии, гражданского населения, а также роста смертности в результате войны, АДХ называют потери армии, гражданского населения, рост смертности в результате войны и добавляют категорию покинувших территорию СССР и не вернувшихся.

Теперь рассмотрим, как были получены 26,6 млн. Это самая занудная часть.

Разбор официальных 26,6 млн

Вот так выглядит краткий итог и официальная таблица расчетов.

«Оценка численности населения СССР на 22 июня 1941 г., получена путем передвижки на указанную дату итогов предвоенной переписи населения страны (17 января 1939 г.) с корректировкой чисел рождений и смертей за 2,5 года, прошедших от переписи до нападения фашистской Германии. Таким образом, численность населения СССР на середину 1941 г. определяется в 196,7 млн. человек. На конец 1945 г. эта численность рассчитана путем передвижки назад возрастных данных Всесоюзной переписи 1959 г. При этом использована уточненная статистика о смертности населения и данные о внешней миграции за 1946-1958 гг. Расчет произведен с учетом изменения границ СССР после 1941 г. В итоге население на 31 декабря 1945 г. определено в 170,5 млн. человек, из которых 159,5 млн. -- родившиеся до 22 июня 1941 г., т. е. до начала войны.

Общая убыль (погибшие, умершие, пропавшие без вести и оказавшиеся за пределами страны) за годы войны составила 37,2 млн. человек (разница между 196,7 и 159,5 млн чел.). Однако вся эта величина не может быть отнесена к людским потерям, вызванным войной, поскольку и в мирное время (за 4,5 года) население подверглось бы естественной убыли за счет обычной смертности. Если уровень смертности населения СССР в 1941-1945 гг. брать таким же, как в 1940 г., то число умерших составило бы 11,9 млн. человек. За вычетом указанной величины людские потери среди граждан, родившихся до начала войны, составляют 25,3 млн. человек. К этой цифре необходимо добавить потери детей, родившихся в годы войны и тогда же умерших из-за повышенной детской смертности (1,3 млн. чел.). В итоге общие людские потери СССР в Великой Отечественной войне, определенные методом демографического баланса, равны 26,6 млн. человек».

Расчет людских потерь Советского Союза в Великой Отечественной войне
(22 июня 1941 г. -- 31 декабря 1945 г.)


Примечание.
Расчет выполнен Управлением демографической статистики Госкомстата СССР в ходе работы в составе комплексной комиссии по уточнению числа

Источник. Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил, статистическое исследование. М. Олма-Пресс. 2001  С. 229

Можно табличку сделать проще и понятней (в млн)


Теперь пересчитаем, исходя из:

Потери =  численность населения на начало войны +  число родившихся во время войны – количество умерших соответствующее смертности в мирное времени -  численность населения на конец ВОВ

Дано: По АДХ в 1940 году родилось 6998,7 тыс. чел. умерло 4204,6 тыс. (С.55), коэффициент младенческой смертности 184 (С. 57). А всего за годы ВОВ, за 4,5 года по АДХ родилось 16 530 тыс. ч. (С.76)

Считаем. Умерло в 1940 на 1 году жизни, 6998,7 х 184 /1000 = 1287,8

Умерло в 1940 без младенческой смертности 4204,6– 1287,8 = 2916,8 умножаем на 4,5 года получаем, что умерло бы в мирное время без учета младенческой смертности за период ВОВ 13 125,6 тыс или 13,1 млн

Родилось в период ВОВ 16 530 тыс.ч. Умерло бы из родившихся в ВОВ за 4,5 года с коэф. млад. смертности 184 соответствующей 1940 г.  16 530 Х 184 /1000 = 3041,5 тыс. или 3,0 млн

Итого умерло бы населения в мирное время, исходя из уровня смертности 1940 г. за 4,5 года 13,1+3,0 = 16,1 млн.

И тогда получается следующее (в млн)


Как ни удивительно, но результат совпал. Правда остается неясным, для чего нужно было чесать левое ухо право пяткой, настолько усложнять и настолько замысловато давать результаты расчетов. Тем более, что стремиться к сверхточности расчетов при таком качестве исходных данных смысла нет никакого. Причем, внятных пояснений у АДХ нет. Если, к примеру, АДХ пишут, что родилось в период ВОВ 16,5 млн., в мирное время умерло бы 3 млн. (исходя и коэф. младенческой смертности в 184), и 1,3 млн они оценивают сверхсмертность, то получается, что должны были выжить 12,2 млн (16,5-3-1,3= 12,2), но в официальных результатах 11 млн. Скорее всего АДХ посчитали смертность всех детей в возрасте от 0 до 4,5 лет родившихся в период ВОВ, но забыли об этом как то упомянуть. И для чего нужно было отдельно выделять эти 1,3 млн сверхсмертности среди детей, если рассчитано количество родившихся и известна смертность среди детей в мирное время? Ведь зная эти цифры, все остальное нам по сути и не важно, поскольку родившиеся и выжившие в период ВОВ и так входят в численность населения после ВОВ. Такое же несоответствие между 11,9 млн и 13,8 млн. в строке «Умерло бы населения в мирное время, исходя из уровня смертности 1940 г.», поскольку, скорее всего, имеются ввиду умершие без родившихся в ВОВ, но об этом также забыли упомянуть. В эту ловушку, кстати, попал Земсков, когда заподозрил, что 11,9 млн. - сильно заниженная величина, но ему даже и в голову не пришло, что пояснения к цифрам и то, что на самом деле имели ввиду АДХ, это две большие разницы.

А теперь абстрагируемся от полученных АДХ результатов, и посмотрим на полученную картину с разных ракурсов. По утверждениям АДХ, они рассчитали потери методом демографического баланса. Эти расчеты имеют смысл при неизменности территории, точных данных покинувших и въехавших в страну, численности населения до и после, а также количества родившихся и умерших. Вот теперь под этим углом, снова посмотрим на чем базируются расчеты потерь ВОВ.

Точность и достоверность исходных данных

1. Численность населения на начало ВОВ. Тут, как мы выяснили в первой части, все упирается в численность населения присоединенных территорий, где единственный источник, это речь Молотова. Колеблется приблизительно в пределах 2 млн. Существующие оценки различных исследователей 196,6-198,7 млн.

2. Сопоставимость территории. Есть приблизительные оценки ЦСУ численности населения отошедших в 1945 году территорий за линией Керзона, а единственный источник численности присоединенных после 1945 года, это перепись 1959 года. Приблизительная погрешность около 0,5 млн.

3. Оценка численности населения после ВОВ. Единственный источник данных это перепись 1959 года, за вычетом данных ЗАГС. Удаленность от переписи и высокая вероятность недоучета в первые годы после войны, позволяют нам ориентироваться лишь на минимальную оценку в 169 млн. Все стальное, опять же, это область гаданий и предположений. Также возможны колебания в пределах 2 млн. Существующие оценки различных исследователей 167,0 – 170,5 млн.

4. Оценка численности родившихся. АДХ определяют по типовым таблицам смертности ООН и выборочным обследованиям приведенным П.И. Сифман в книге «Динамика рождаемости» М.: Статистика. 1974. Опять же, учитывая отдаленность от переписи и выборочность, а также учитывая, что показатели смертности в послевоенные годы значительно изменились, величина предположительная. Возможна погрешность 1-2 млн., поскольку по данным ЗАГСов без учета оккупированных территорий эта величина около 11 млн.

5. Оценка количества умерших соответствующая мирному времени. В свою очередь упирается в точность оценки родившихся во время войны.

6. Миграционные процессы. И ЦСУ и АДХ предположительно учли только послевоенное переселение с Польшей. Причем АДХ умудрились в потери ВОВ занести покинувших территорию СССР во время ВОВ, и не вернувшихся. Война конечно «унесла» эти жизни, но в основном то, все-таки, унесла в будущий Евросоюз. Упоминать этих людей во время минуты молчания, немного некорректно. Этак в «унесла жизни» можно сейчас и все прибалтийские республики в полном составе записать.

В списке использованной литературы у АДХ есть книга Анджея Марианьского «Современные миграции населения». М. Статистика. 1969. Из этой книги, в описании демографических процессов 30х годов, АДХ берут численность эмигрировавших из Казахстана в 30-е годы. Но данные, касающиеся послевоенных переселений, приведенные в книге, почему то уже игнорируются. Есть у Марианьского и раздел посвященный послевоенному переселению с Польшей, благо Марианьский поляк. Для начала сравним цифры приведенные в сов. секретной записке Круглова и цифры приведенные Марианьским в своей книге (С.128, 130)


По Марианьскому, «основная фаза репатриации поляков из СССР пришлась на 1944-1948 гг., достигнув максимальной интенсивности в 1945-1946 гг.». Учитывая, что записка Круглова относится к ноябрю 1946 года, мы видим, что речь идет об одном и том же событии и цифры схожи. Основное отличие, это 263 тыс. из «других районов СССР». И это не все. По данным переписи 1950 года, на территории Польши в результате оказались 2 136 тыс. лиц, «проживающих в 1939 году в районах, принадлежащих сейчас СССР».  Получается, что помимо 1,5 млн. перемещенных поляков, в Польше оказалось еще порядка 600 тыс. И это снова не все. В 1955-1958 гг. была проведена вторая фаза репатриации, в результате которой СССР покинуло еще 217 тыс. чел. (С.130) В общей сложности разница между прибывшими и убывшими составила 1,8 млн, а не 672 тыс. человек. Также, во время переписи проведенной союзниками в Германии в 1946 году, приблизительно 195 тыс. человек назвали местом своего происхождения СССР, также в период 1946-1958 гг в СССР осело порядка 120  тыс. армян (С. 134).

Земсков с ссылкой на документы Управления Уполномоченного Совета  Народных  Комиссаров  (Совета Министров)  СССР  по  делам  репатриации оценивает число «невозвращенцев» приблизительно в 0,5 млн. чел.

Итого, при грубом приближении, 2,4 млн. чел, по разным причинам покинуло СССР. Это не считая остальных, менее значительных миграционных процессов, упоминавшихся Земсковым и Марианьским с Румынией, Финляндией, Швецией и Чехословакией. Тут удивительно то, что вопрос послевоенных миграций по сути вообще никем не прорабатывался и не освещался, и это совершенно не помешало установить «точную цифру» потерь СССР в ВОВ. Более того, складывается впечатление, что при послевоенном переустройстве границ миграционные процессы были гораздо более масштабными, поскольку практически все страны попутно с перекройкой границ, решали свои национальные вопросы.

Итак, мы получаем удивительную картину. Официальные уточненные результаты потерь в Великую Отечественную войны базируются на исходных данных, уточнить которые каким-либо образом решительно невозможно. Максимум чего можно добиться, это сократить погрешность, и то, при определенных допущениях и предположениях. Более того, эти результаты потерь включают в себя людей, покинувших СССР по тем или иным причинам, и почему-то этот факт воспринимается как нечто разумное и адекватное. Единственное, что сделали АДХ, это добавили к имеющимся оценкам других исследователей свое представление о том, какие цифры должны быть. Каким образом в результате такого рода «расчетов», должно было что-то «уточниться», причем так, что эта цифра была возведена в ранг официоза, сие загадка великая есть. Как в свое время ЦСУ пыталось разобраться в своих же цифрах (на всякий случай кивая на Молотова), так до сих пор все и пытаются разобраться в цифрах ЦСУ и какой-либо дополнительной информации, позволяющей уточнить данные, как не было, так и нет. Тут, как нельзя кстати, подходит выражение известного демографа Боярского (правда по другому поводу), что «...тонкость «точных» методов оказывается в чересчур большом контрасте с грубостью и сомнительностью исходных предпосылок» (Боярский А.Я. Население и методы его изучения. М., 1975 С. 248)

Потери

Как мы уже увидели, в понятие потерь или жертв войны в разное время вкладывался разный смысл. Условно потери можно разбить на три части. Прямые, косвенные, спорные.

К прямым однозначно относятся потери армии и мирного населения, непосредственно погибших от рук оккупантов, включая умерших от голода во время блокады Ленинграда.

Косвенные, это увеличение смертности на всей территории страны в результате лишений, вызванных войной. Тут можно согласиться с Земсковым, что если Япония и остальные страны участники второй мировой считали только прямые потери, то и нам следует для сопоставимости считать также. Как минимум, при оглашении потерь следует давать соответствующую расшифровку. С другой стороны, повышенная смертность среди мирного населения, есть прямой результат военных действий.

Спорные. Эту категорию потерь, почему-то не упоминают, а она может быть весьма многочисленной. Это категория советских граждан, выступивших во время войны на стороне Германии, и павших не от рук немцев. Да, это бывшие советские граждане, которые не будь войны, вполне себе благополучно умерли бы естественной смертью. Но негласно упоминать о них во время празднования дня победы и минуты молчания, ставя их в один ряд с павшими от рук врага, тоже не вариант, поскольку значительную часть из них, можно и нужно относить не к потерям СССР, а к потерям фашисткой Германии.

Как видно, понятие потерь включает в себя грань, где помимо цифр и категорий, присутствуют, если угодно, политические и этические аспекты. Что, в свою очередь, делает и без того далеко неточные цифры еще более условными.

Некоторые штрихи

Использование балансового метода объясняют тем, что прямой подсчет жертв невозможен, и, дескать, единственный способ их определить - это проявить творчество в рамках демографического баланса. Но, на сегодняшний день, у нас есть официальная цифра Кривошеева погибших в составе армии в 8,7 млн. чел., как единственно полезный результат работы государственной комиссии по уточнению потерь. Я не буду касаться оценки данной цифры, поскольку кинуть помидор в Кривошеева что справа, что слева, уже давно народная традиция. В данной цифре интересует то, что она была подсчитана на основе документов, а не путем абстрактных умозаключений, и особой точности в нашем случае не требуется.

Так же есть отчет Государственной Чрезвычайной Комиссии, об ущербе, причиненном немецко-фашистскими захватчиками на 30 декабря 1945 года, где фигурируют 6 млн. мирных жителей погибших от рук оккупантов. Надо учесть, что это предпоследняя редакция отчета, вероятно в последней редакции 1946 года цифры должны подрасти. Встречалась цифра в 6,8 млн. мирных жителей, но потом сам уточню. Тут интересно то, что почти все исследователи, занимающие подсчетами потерь ВОВ, в лучшем случае результаты ЧГК упоминают мимоходом, причем иногда с критикой, а в основном игнорируют. Хотя казалось бы, если занимаешься исследованием, то игнорировать один из важнейших источников, тем более полученный при  «участии свыше 7 миллионов рабочих, колхозников, людей науки и представителей общественных организаций», немного странно. Если мы сложим цифры Кривошеева и ЧГК то получим прямые потери в районе 15-16 млн. К слову, эту цифру и выводил Земсков в статье «О масштабах людских потерь CCCР в Великой Отечественной Войне» (в поисках истины). Правда при этом умудрился взять в качестве исторического источника красочный фрагмент из Волкогонова Д.А. «Триумф и трагедия». М., 1990. Кн. 2. С. 418 «Из справки, которую подготовили для Сталина в январе 1946 года  военные и   Вознесенский,  выходило,  что  о  наших  потерях  можно,  говорить  лишь приблизительно. Эта кровавая статистика, особенно  в  начале  войны,  велась крайне плохо. Вознесенский сообщил при личном докладе: более или менее точно потери  можно  будет  оценить  лишь через несколько месяцев, но по имеющимся наметкам всего погибли более 15  миллионов  человек.  Сталин  промолчал:  по донесению Генштаба, убитых, умерших от ран и пропавших без вести на поле боя - 7,5  миллионов  человек.  В  1946  году  Сталин остановился именно на этой цифре. Ему не хотелось говорить о большей цене, ведь тогда сразу  потускнеет его полководческий образ. Этого допустить он не мог». И не догадался, что АДХ не всегда пишут то, что хотели сказать на самом деле.

Также в отчете о переписи населения 1959 года сказано «При  переписи  1939  года  женщин  было  на  7,2  миллиона  больше, чем  мужчин,  а  в  1959  году  женщин  больше  чем  мужчин  на  20,8  мил­лиона.».  Учитывая тот факт, что смертность мужчин после войны была выше женской, и что не каждый погибший погиб в рядах вооруженных сил, а кое-кто и не в наших, потери армии подсчитанные Кривошеевым не выглядят чем то из ряда вон выходящим.

Заключение

Итак, Старовский огласил величину убыли населения «более 20 млн.». Трудно сказать, как ЦСУ пришло к этой цифре и какими данными и соображениями руководствовалось. Как это ни удивительно, но этих расчетов ЦСУ до сих пор никто в глаза не видел, причем не факт, что они сохранились.  Поэтому что-либо утверждать об оценке ЦСУ, при полном отсутствии информации о способе ее вычисления, смысла нет. А расчеты были, поскольку Старовский упоминает о них в записке. Но однозначно можно сказать, что к завышению потерь ВОВ в угоду Хрущеву, ЦСУ точно не стремилось. Об этом же говорит и определенная осторожность оценки, «более 20 млн». Поскольку известная нам разница между довоенной и послевоенной численностью СССР при определенном желании в рамках погрешностей, вполне может составить порядка 27 млн.

В оглашении убыли, а не размеров потерь, также есть определенный смысл. Поскольку для расчетов необходим лишь минимальный набор. Предвоенная и послевоенная численность, размеры миграций через границу СССР, а также привести в соответствие довоенную и послевоенную территорию СССР. И только это уже может давать суммарную погрешность в 4-6 млн., без учета спорной категории погибших, и при условии более или менее точных данных о миграциях (как с этим обстояли дела после «уточнения» мы уже разобрали).

Для того, чтобы рассчитать потери, к этим величинам необходимо прибавить численность родившихся во время войны (можно только приблизительно рассчитать), предвоенный уровень смертности и рождаемости, исходя из предположения, что он точно отражен в текущем учете (с чем АДХ к примеру, категорически не согласны). Получается парадоксальная картина, когда к одним приблизительным данным добавляют другие приблизительные данные, с целью «уточнить».  Цифра «уточнилась», и своим рождением породила очередную волну неясностей и вопросов, поскольку количество сомнительных исходных данных также выросло. Как это не странно, но на мой личный взгляд, оценка ЦСУ «более 20 млн», является наиболее адекватной. Даже если можно так выразиться, самой мудрой, поскольку дальновидно включает определенный зазор для творчества будущих исследователей, колебаний политической конъюнктуры и обозначает четкую грань в категориях погибших.

Tags: ВОВ, Население
Subscribe
Buy for 2 000 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments